Главная » Новости » Бремя «тяжеловесов»: как экс-глава Саратовской области на час стал преемником Ельцина

Бремя «тяжеловесов»: как экс-глава Саратовской области на час стал преемником Ельцина

В 1993-м году в стране прошла первая кампания, во время которой всенародно избирали губернаторов. Тогда в обиход прочно вошло слово «тяжеловесы» — начальники республик и областей, которые закрепились там на долгие годы. А как они живут сейчас, когда на место «крепких хозяйственников» давно пришли «молодые технократы»? Почему у бывшего главы Саратовской области Дмитрия Аяцкого в визитке значится «президент»? Как он стал преемником Ельцина всего на час? И кто выгнал его из роскошной резиденции?

В 1998 году на встрече в Бирмингеме тогдашний российский лидер Борис Ельцин, представляя Аяцкова Биллу Клинтону, бросил: вот, мол, будущий президент. А между тем та шутка двадцать лет спустя почти стала реальностью. Президент Саратовского технического университета — вот новая должность экс-губернатора и мимолетного ельцинского приемника.

В былые годы Аяцков продвигал в массы лозунг «Сделаем Саратов — столицей Поволжья». На нынешнем университетском поприще планы Аяцкова тоже не лишены амбиций. Мечтает, например, на базе вуза создать свое мини-Сколково.

Но, хотя он и президент, в университете первое лицо — ректор. С ним условились о разграничении полномочий: в деньги и кадры Аяцков, как сам говорит, не «лезет». Зато с головой — в другие дела. Так, в библиотеке наладил систему электронной выдачи книг.

Но иногда в нем будто автоматически включается режим «губернаторский». И тогда снова появляется тот самый Аяцков, из старого телевизора.

Дмитрий Аяцков, экс-губернатор Саратовской области: «Когда закончился срок полномочий губернаторских… А я отработал день в день. Конечно, наступает период определенной депрессии. Не знаешь, как зайти в троллейбус, не знаешь, как купить булку хлеба. Есть многие вещи, от которых отвыкаешь. Мне помогли жена и дети быстрее адаптироваться».

После отставки он едва не уехал послом в Минск, но дипломатическая карьера не заладилась. Несколько лет трудился в администрации президента. И, наконец, вернулся в родной Саратов. Зверей из личного зоопарка, конечно, пришлось раздать, резиденцию, отстроенную в губернаторские времена, вернуть государству. Прокуратура добилась национализации через суд, но внутренне Аяцков этого, кажется, так и не принял.

Дмитрий Аяцков: «Как можно сегодня обсуждать решение суда? Решение суда состоялось? Состоялось. Я могу горестно говорить, но у меня сожаления нету. Вот сожаления нету. Хотя потеряли деньги. Мы только в прошлом году закончили платить по кредитам за этот коттедж. А ведь не нашли криминала. Ни в чем. И никто мне не скажет, что я у кого-то что-то взял. Ни один человек».

Под философское потрескивание камина вспоминаются громкие губернаторские инициативы. Как волевым решением первым в стране закрыл все саратовские вытрезвители. Как собирался легализовать проституцию. Сейчас бы, говорит, уже не взялся.

Дмитрий Аяцков: «Были вопросы, которые не следовало бы обсуждать или принимать решения. Но чего их ворошить-то? Во всяком случае, у меня нет горечи, нет и обиды на то, что было. Я открыто смотрю в глаза своему любимому народу. Людям».

Проекты успешные вспоминать, ясное дело, приятнее. Вот музейным комплексом на Соколовой горе Дмитрий Аяцков и сам гордится, и по нему здесь явно ностальгируют. Просят что-нибудь из личных вещей. Для коллекции…

Подробнее — в спецрепортаже «Итогов дня».