Главная » Новости » Джентльменам верят на слово: как британские политики мешают расследованию дела Скрипаля

Джентльменам верят на слово: как британские политики мешают расследованию дела Скрипаля

На этой неделе Британия обвинила Россию в нападении на Королевство. С применением нервно-паралитического вещества. То есть отравление экс-полковника ГРУ Скрипаля и его дочери в городке Солсберри было записано на Россию. Тереза Мэй обрушилась с обвинениями, за ней — Борис Джонсон, в результате Россию решили наказать.

И уже 23 российских дипломата должны покинуть Лондон в течение недели. Тереза Мэй называет это самой большой высылкой за последние 30 лет, что, кстати, неправда, потому что и в 2000-х, и в 90-х мы обменивались ударами и посильнее. России дали 24 часа на то, чтобы доказать свою невиновность. Москва ответила, что отказывается разговаривать на языке ультиматумов.

Между тем в Великобритании всю неделю нагнетается некая истерия, и британцы не хотят слушать ничего из того, что говорит Москва. Для российско-британских отношений это не плохой, а очень плохой знак.

Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании: «Действия России в Солсбери совершенно возмутительны и недопустимы. Мы приняли ответные меры, и, по сути, Россия должна отойти и заткнуться».

За хамским тоном скрывается главное — уйти откуда и заткнуться о чем? Вероятно, речь идет о наших требованиях показать образцы яда и начать расследование по международным правилам. Но говорят только о российском нападении.

Александр Яковенко, посол РФ в Великобритании: «Я спросил одного посла натовской страны: „Британцы говорят, что вы демонстрируете им поддержку. Это так?“ Он говорит: „Да, конечно, мы солидарны“. Я говорю: „А вы располагаете какими-нибудь доказательствами в поддержку той позиции, которую излагают британцы?“ Он говорит: „Нет“. Я говорю: „А почему вы не требуете?“ Он отвечает: „Ну мы верим им на слово“».

При этом истерия, которую устраивают политики после покушения на Скрипалей, мешает профессионалам расследовать версии, которые уже существуют и считаются наиболее правдоподобными. В этой ситуации наиболее правильно выглядит позиция министра обороны Германии, которая заявляет: «Мы все обязаны проявить солидарность с Великобританией. Но Россия, может, и обязана внести свой вклад в расследование, чтобы мы поняли, что за чудовищная драма произошла на острове. Почему этого не хотят услышать в Британии — непонятно».

И вот проследите цепочку событий: сначала Тереза Мэй объявляет, что Россию нужно сдерживать, потом британские генералы заявляют, что Россия готова перерезать кабели связи под Атлантикой и угрожает всему британскому образу жизни. Но признаков этой агрессии как не было, так и нет. И тогда происходит покушение в Солсбери. Тогда Тереза Мэй объявляет это военной агрессией, обещает увеличить число британских войск в Восточной Европе, поставить туда новые виды вооружений, а британские генералы повторяют привычное: мы беззащитны, мы нищие — нам нужно увеличить военный бюджет.

Филипп Блейк, эксперт по химическому оружию, США: «Сразу после покушения было объявлено, что пострадавшие получили противоядие из лаборатории, находившейся неподалеку. Но противоядие можно подобрать быстро, если знаешь, что ищешь. То есть для этого должны были не просто получить этот „Новичок“, а еще и хранить его образцы. А ведь даже организация по контролю за химоружием говорит: мы не знали о таком веществе».

Информация о «Новичке» в открытом доступе является скудной и поступает в основном от российского военного химика-диссидента Вила Мирзаянова. Никакого независимого подтверждения структур или свойств таких химических соединений не публиковалось. Сам Мирзаянов уехал в 96-м в Штаты и там опубликовал секретную формулу в книге, а теперь уверяет — книгу пытался уничтожить Вашингтон.

При этом Мирзаянов говорил о лаборатории в Узбекистане, где могли произвести некое тестовое количество «Новичка». Также он писал, что эти соединения можно изготовить в коммерческих химических компаниях, производящих удобрения и пестициды. Есть и еще одна версия: «Новичок» — не вещество, а спецоперация КГБ по выявлению утечки. Подозреваемым подкинули информацию о секретных веществах с разными названиями — прокололся Мирзаянов.

И еще одна деталь. Лишь после недели обвинений, после заседания Совбеза ООН, после обращения за поддержкой в НАТО, после решения о наказании России, Лондон пообещал экспертам организации по контролю за химоружием показать образцы яда из Солсбери. На чем Россия настаивала с первого дня. А международные эксперты еще раз повторили: мы ничего про «Новичок» не знаем, но готовы узнать. Хотя бы для того, чтобы успокоить британцев.

Подробнее — в видеоматериале программы «Итоги недели» с Ирадой Зейналовой.