Главная » Политика » Мемория. Григорий Козинцев

Мемория. Григорий Козинцев

22 марта 1905 года родился Григорий Козинцев, кинорежиссер.

 

Личное дело

Григорий Козинцев (1905-1973) родился в Киеве, в семье врача-терапевта Михаила Исааковича Козинцева и его супруги Анны Григорьевны, дочери раввина. Отец служил окружным санитарным врачом в Новозыбкове Черниговской губернии, а позже — врачом Новозыбковской женской гимназии. В Новозыбкове прошло детство Григория, там же он поступил в первый класс училища. Когда мальчику было 8 лет, семья переехала в Киев, где он учился сперва в Киево-Печерской гимназии, а с 1915 года — в 5-й мужской гимназии на Печерске.

После начала Гражданской войны, когда в гимназию угодил артиллерийский снаряд, детей отпустили на бессрочные каникулы. Занятия больше так и не возобновились. В итоге образование Козинцева составило всего шесть классов гимназии.

С 14 лет Григорий начал обучаться живописи. В 1919 году вместе с сестрой Любовью он посещал частную школу-студию живописи  художницы-авангардистки А. А. Экстер. В эти годы он расписывал поезда, оформлял праздничными плакатами первый красный Первомай на Крещатике, участвовал в оформлении спектаклей и пробовал свои силы в режиссуре. Позже устроился помощником художника в Театр Соловцова, где готовил декорации к нашумевшему спектаклю Константина Марджанова «Фуэнте овехуна» по Лопе де Веге.  Спектакль оказывал такое сильное воздействие на зрителей, что на него приводили красноармейцев перед отправкой на фронт.

Вместе с друзьями Сергеем Юткевичем, Михаилом Ваксом и Алексеем Каплером создал кукольный театр, а затем экспериментальный театр «Арлекин», в котором поставил спектакль по сочинённой им самим пьесе, срежиссировал уличное представление по фольклорной пьесе «Царь Максимилиан».

В начале 1920 года Козинцев уехал в Петроград, имея на руках командировку в Академию художеств (тогда — Свободные художественные мастерские), где поступил в класс Н. И. Альтмана и одновременно устроился режиссером в Студию Театра Комической оперы, руководимого Марджановым.

Вместе со своим другом, молодым одесситом Леонидом Траубергом, Козинцев искал пути к новому искусству. В декабре 1921 года они совместно Г. К. Крыжицким и С. И. Юткевичем написали манифест эксцентрического театра «Эксцентризм». В 1922 году  они с Траубергом организовали Театральную мастерскую «Фабрика эксцентрического актёра», сочетавшую обучение актеров с постановкой спектаклей. Мастерская была открыта в большой пустовавшей петроградской квартире, которая ранее принадлежала владельцу крупных магазинов Елисееву,

Уже в том же году фэксовцы поставили эксцентрическую переработку «Женитьбы» Н. В. Гоголя на сцене Петроградского Пролеткульта. За следующие два года поставили еще 3 спектакля по собственным пьесам, а в 1924 году перенесли свои эксперименты в область эксцентрической комедии в кино, преобразовав театральную мастерскую в киномастерскую «ФЭКС».

«Высокий, стремительный, бледный юноша, ученик художницы-кубофутуристки Анны Экстер, приехавший в Петроград из Киева, ходил с тонкой кизиловой тростью и изящным хлыстиком, которым постоянно постукивал. Воспитанники «Фабрики эксцентрического актера» (ФЭКС), многие из которых были старше Козинцева, впадали в ступор, обращались к своему педагогу исключительно на «вы» и называли не иначе как Григорий Михайлович. Элегантный учитель замирал в изломанной декадентской позе, опираясь одной рукой о трость, а другую закидывая назад, и… резким свистом начинал занятия», — писал о Козинцеве киновед Максим Медведев.

ФЭКС воспитала ряд замечательных актеров и режиссеров кино (Я. Жеймо, Е. А. Кузьмина, С. А. Герасимов, О. П. Жаков и др.).

До 1945 года Козинцев все фильмы ставил совместно с Траубергом. В 1924 году они начали работать на кинофабрике «Севзапкино» (ныне киностудия «Ленфильм»). В картинах «Похождения Октябрины» (1924), «Мишки против Юденича» (1925), «Чертово колесо» (1926), снятое в духе голливудских гангстерских лент, большое значение имел формальный эксперимент и свободное сочетание разных, по преимуществу «низких», цирковых жанров. Уже первый короткометражный фильм Козинцева и Трауберга по собственному сценарию «Похождения Октябрины» был попыткой соединить политику (разоблачение нэпмана) с откровенной буффонадой и, по словам Ю. Н. Тынянова, «необузданным собранием всех трюков, до которых дорвались изголодавшиеся по кино режиссёры».

Несомненным шедевром советского немого кино стала экранизация повести Н. В. Гоголя «Шинель» (1926), с необыкновенной выразительностью рассказавшая об одиночестве «маленького» человека в мире казенного Петербурга. После они сняли костюмно-исторический фильм «С. В. Д.» («Союз Великого дела», 1927) — драму о восстании декабристов, в которой революцию губили предательство и двурушничество. В дальнейшем фильм был частично утрачен, но киноведу Владимиру Дмитриеву удалось найти отсутствующие части и сформировать полную версию картины.

Шедевры фэксов были оценены по достоинству лишь в 1960-е, и то за рубежом. У нас же, в 20-е годы, каждая их картина вызывала, по выражению Юрия Тынянова, «радостную травлю».

В августе 1927 года Козинцев начал преподавать в Ленинградском Техникуме сценических искусств, в который влилась киномастерская ФЭКС.

С первой звуковой картиной «Одна» (1931) — о молодой учительнице, отправленной на работу в глухое сибирское село, — в творчестве Козинцева и Трауберга начался новый период. Власть требовала от кинематографистов соответствия канонам соцреализма. Авангардистская вольница 20-х годов закончилась.

В трилогии о большевике-подпольщике Максиме — «Юность Максима» (1935), «Возвращение Максима» (1937), «Выборгская сторона» (1939), сделанной в жанре историко-революционной эпопеи, режиссеры отдали дань официальному искусству, что не помешало им сделать эти ленты зрелищными и во многом новаторскими. В 1941 году за эту трилогию Козинцев получил Сталинскую премию первой степени.

Во время Великой Отечественной Козинцев и Трауберг вместе с ленфильмовцами были  эвакуированы в Алма-Ату, где оставались до 1943 года. Благодаря удалённости от Кремля там было несколько больше творческой свободы. Воспользовавшись ею, режиссеры сняли гротескную короткометражную комедию «Юный Фриц» — о немецком мальчике, который с младенчества рос под портретом фюрера, с колыбельными матери впитывая аксиому «фюрер всё видит, фюрер всё знает», и писал доносы на родителей и соседей. Аналогии со сталинским режимом в этой картине просматривались довольно явно. В итоге короткометражку положили на полку.

Вернувшись из эвакуации, Козинцев с 1944 года вел режиссерскую мастерскую во ВГИКе (в 1960 году стал профессором).

В 1945 году вышел на экраны последний совместный фильм Трауберга и Козинцева «Простые люди». После этого творческие пути давних соавторов разошлись.

Козинцев обратился к популярному тогда биографическому жанру, поставив фильмы «Пирогов» (1947), за который получил еще одну Сталинскую премию, и «Белинский» (1953).

В начале 1950-х годов Козинцев неожиданно оставляет кинематограф и уходит в театр. «Произошло это не потому, что кино вдруг показалось мне неинтересным. — Я разлюбил не экран, а путь к нему: уж очень он стал долгим и сложным… Ни я, ни большинство моих товарищей не добирались тогда до конечной станции. Проще говоря, фильмы не столько снимались, сколько переснимались», — объяснял этот шаг режиссер.

Академический театр драмы имени Пушкина (Александринский) поручил ему постановку «Гамлета».

Работая над постановкой,  Козинцев  вместе с семьей жил на небольшой даче в Комарово под Ленинградом. Он просыпался в шесть часов утра и брался за чтение Шекспира и книг о Шекспире. В ходе этой работы собирались и главы его собственной будущей книги «Наш современник Вильям Шекспир».

31 марта 1954 года, впервые после многих лет отсутствия в репертуаре, «Гамлет» был показан зрителям.

Новый директор «Ленфильма» Сергей Васильев пригласил Козинцева вернуться на студию для съемок картины «Дон Кихот». Фильм, вышедший в 1957 году, стал классическим образцом экранизации и получил высокую оценку во всем мире. Испанцы называли его самой испанской из всех многочисленных киноверсий этого романа.

После этого Козинцев немало ездил по миру. Он возглавлял делегацию советских кинематографистов на Неделе советского кино в Англии, посетил Мексику, затем, по приглашению фирмы «Юнайтед Артистс», и Голливуд. Участвовал в работе XIII Каннского фестиваля в качестве члена жюри.

В 1962 году выпустил книгу «Наш современник Вильям Шекспир», ставшую теоретической подготовкой к двум его выдающимся шекспировским экранизациям: фильмам «Гамлет» (1964, Ленинская премия, специальная премия Международного кинофестиваля в Венеции) и «Король Лир» (1970), которые стали событием в советском и мировом кинематографе.

В 1965—1971 годах Козинцев руководил режиссёрской мастерской при «Ленфильме».

В 1971 году выпустил историко-теоретическую монографию «Глубокий экран». В 1973 году вышла еще одна книга режиссера — «Пространство трагедии», написанная в форме дневника.

В первых числах мая 1973 года у режиссера случился инфаркт, его перевезли из Комарово в Ленинград.

11 мая 1973 года Григорий Козинцев скончался. Похоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище в Ленинграде.

Чем знаменит

Выдающийся советский кинорежиссер, чьи работы еще при жизни были признаны киноклассикой, один из создателей советского киноавангарда 1920-х годов, а впоследствии —  культовых картин «Дон Кихот», «Гамлет» и «Король Лир».

Много времени Григорий Козинцев отдавал и преподавательской работе: сначала во ВГИКе (1941-1964), а затем в мастерской на «Ленфильме» (1965-1971). Среди его учеников — режиссеры Эльдар Рязанов, Станислав Ростоцкий, Илья Авербах и многие другие.

О чем надо знать

Григорий Козинцев и Леонид Трауберг проработали вместе более четверти века. И хотя на съемочной площадке они могли присутствовать как вместе, так и поочередно, но монтировали фильмы обычно только вместе.

Позднее Трауберг рассказывал: «Оба считали: нет режиссера Козинцева и нет режиссера Трауберга, есть режиссер Козинцев – Трауберг. Нужны друг другу были вовсе не потому, что один был сильнее в драматургии, другой – в режиссуре, или наоборот. Мы дополняли друг друга – противоположности сходятся. Обыкновенная беседа была для нас творчеством. Взаимные опровержения были нам необходимы, как воздух. И потому так легко давались переходы от эксцентризма к «Новому Вавилону» и от «Нового Вавилона» к «Максиму»».

Они были разными людьми, но умели приходить к согласию. «Приходили часто через муки, ссорясь иногда почти до зуботычин. Нет, мы, конечно, не лупили друг друга, но взрывались, не удерживались от перепалок даже на съемках… Но на том и был основан наш союз мы друг друга нещадно критиковали и чистили», — вспоминал Трауберг.

«Один дополнял другого естественно и органично. То, чего не хватало одному, с избытком было у другого. Как концы ножниц, они могли расходиться, но всегда только для того, чтобы резать с двух сторон», — говорил об этом творческом союзе актер Михаил Жаров.

В 1945 году вышел на экраны последний совместный фильм режиссеров «Простые люди». Далее их пути разошлись.

Кампания борьбы с космополитизмом, начавшаяся в 1948 году, ударила по Траубергу, лишив его возможности заниматься любимым делом. Он был объявлен лидером антипатриотической группы буржуазных космополитов в кинематографии.

В этот момент Козинцев был в Москве. Поэтому в ленинградском Доме кино несколько дней подряд «прорабатывали» именно Трауберга, который не скрывал свою любовь к западному кино и литературе, высмеивая халтурные фильмы собратьев по цеху.

Козинцева же гроза миновала. Он не встал на защиту бывшего соавтора, но и не порицал его публично.

Леонид Трауберг вспоминал: «Мы сделали потом каждый свое: Козинцев — шекспировские картины, я — книги. Надеюсь, в козинцевских картинах, даже тех, где я не участвовал, заметны следы Трауберга. А в моих книгах всегда присутствует Козинцев, потому что он и во мне всегда».

И только в своей последней книге «Чай на двоих» Трауберг признавался: «Рискую сказать неприятную правду: двадцатишестилетняя работа Григория Козинцева и моя достаточно известна. Но одного в наших отношениях, пожалуй, никогда не было. Нежности. Каждая встреча, каждый обмен фразами были наполнены, скажу прямо, грустью и насмешкой. Нет, мы не думали плохо друг о друге, не гадили друг другу за спиной, была налицо полная лояльность, договор о работе вдвоем, без которой ни один из нас жить и создавать вещи не может. Да, в конце концов, разлучились, но только через двадцать шесть лет, в экстремальных условиях, в мерзостное время. Были ли Козинцев и Трауберг друзьями? Не знаю. Но были вместе».

Прямая речь

Киновед Максим Медведев о Григории Козинцеве: «Козинцев был канонизирован ещё при жизни. Не властью, которая побаивалась живого классика с мировым именем, не коллегами, которые считали его снобом и сухарём, не зрителями и даже не киноведами. Канонизация произошла как бы сама собой, по умолчанию. В 60—70-х мнение Козинцева, не имевшего никаких парадных должностей, имело гораздо больший вес, чем дворцовые интриги партийных бонз. Оно могло сломать карьеру бездари, могло спасти гения (именно Козинцев вытащил с полки фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублёв»)».

 

7 фактов о Григории Козинцеве

  • Во всех публикациях и картинах до начала 1930-х годов фамилия режиссера писалась как Козинцов.
  • Кумирами фэксов были Чарли Чаплин, Дуглас Фербенкс и Гарри Пиль. Портрет же знаменитой дивы отечественного дореволюционного кино Веры Холодной висел у них в туалете над унитазом.
  • Козинцев перестал подавать руку режиссеру Всеволоду Пудовкину после того, как тот публично назвал его космополитом.
  • Будучи председателем жюри Московского кинофестиваля 1971 года, Козинцев отказался присудить главный приз посредственному фильму из ГДР. В ответ на возмущение руководителя восточногерманской делегации советские чиновники лишь развели руками: «Да, мы, функционеры, с вами обо всём договорились. Но попробовали бы вы договориться с Козинцевым!».
  • Козинцев был награжден  двумя  орденами Ленина, двумя орденами  Трудового Красного Знамени и орденом Октябрьской Революции.
  • Козинцев был дважды женат. С первой женой — актрисой Софьей Магарилл – прожил 20 лет, с 1923 по 1943 годы. Она умерла от тифа. Детей в этом браке не было. В 1945 году женился на  Валентине Древницкой, дочери воздухоплавателя и парашютиста Ю. М. Швамбаума-Древницкого. До знакомства с ним она была женой режиссера Бориса Барнета. В 1946 году у Козинцевых родился сын Александр.
  • Сын кинорежиссера Александр Козинцев — доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела антропологии Музея антропологии и этнографии РАН имени Петра Великого (Кунсткамеры), автор более 200 научных работ.

 

Материалы о Григории Козинцеве

Биография Григория Козинцева на сайте Кино-Театр.РУ

Интервью с сыном режиссера А. Г. Козинцевым

Григорий Козинцев. Житие святого эксцентрика

Статья о Григории Козинцеве в Википедии